О сходстве некоторых девушек с кошками

Здесь нам даже изобретать ничего не приходится – девушки сами любят себя сравнивать с кошками. Причем с самыми различными – от мелких котят до вполне серьезных тигриц, львиц и сакраментальных Багир. Давайте же посмотрим, чем они руководствуются, проводя такие нешуточные параллели.

Итак, страсть к отождествлению себя с семейством кошачьих начинается, надо думать, с трогательной миловидности представителей последних. Вот в поле зрения появляется малюсенький пушистый котенок, и как тут не восхититься его неподдельному непониманию происходящего вокруг, его наивному взгляду на такой непонятный и сложный мир! Вот хлопает он глазками, поводит ими туда-сюда, мило шевеля головкой, хвостиком и ушками, и всякий, у кого есть хоть намек на сердце, скажет: «Ой, како-о-ой!» И для девушки такая реакция не остается незамеченной, она тоже хочет, чтобы при взгляде на нее, все говорили «Ой, кака-а-ая!» И она начинает невольно копировать и неподдельное непонимание, и наивный взгляд, и хлопанье глазками – да все. Пожалуй, только на шевеленье хвостиком не претендует – то ли по причине отсутствия последнего, то ли из осторожности: чтобы, вазу, например, не сбить.


У подрастающего котенка девушки учатся прямому и непосредственному достижению цели. Юный достигатель может, ничтоже сумнящеся, прыгнуть вам на ногу и карабкаться по ней аж на плечо, впиваясь своими мелкими, но от того небывало острыми коготками в вашу плоть и оставляя в ней проколы и царапины. Ему хочется заявить о том, что он – вот он, ему хочется близости к вам, хочется помурлыкать вам на ухо. Вот и не ждет он, когда еще вы там присядете или приляжете – видит ухо и движется к нему кратчайшим путем. Примерно то же самое делают и девушки, когда хотят помурлы… ну, в смысле чего-то добиться. Станут они дожидаться, когда еще там вы соблаговолите обратить на них внимание! Нет уж, они берут инициативу в свои когти и карабкаются к вашему условному уху, оставляя проколы и царапины не только на вашей плоти, но и зачастую в душе. И так же как котенок не понимает, почему от его карабканья вы рычите и вскрикиваете, так и девушка не понимает, почему вы хмуритесь и орете от ее душераздирающих нежностей. Это ведь так непосредственно, так естественно!

Следующий атрибут, взятый девушками от котят, – игривость. Вряд ли найдется на Земле человек, который не смеялся бы – ну или хотя бы ухмылялся – над бессмысленными и беспорядочными шалостями вошедших в раж домашних хищников. Вот и носятся они по загадочным траекториям, вот и кувыркаются не пойми для чего через голову, вот и кидаются, закатив глаза, на любой упавший предмет. Выдумают себе то партнера по играм, то врага, то добычу и куражатся с ними, пока голова кругом не пойдет. С девушками то же самое: траектории их мыслей и движений столь же загадочны, кувырки их сознания не имеют видимых причин, и на предметы, рассыпанные по прилавкам, они кидаются с далеко не шутейным закатыванием глаз. Партнера, врага и добычу им даже выдумывать не надо – это вы, над вами они и куражатся. Так что здесь единственное отличие девушек от домашних хищников в том, что голова идет кругом не у них, а у вас. А уж ухмыляться этому или нет – дело вашего темперамента.

Наигравшись и назакатывавшись глаз, котенок просится на ручки. Да даже не просится, а безо всяких обиняков прыгает на вас и устраивается где потеплей. По барабану ему, работаете ли вы в этот момент, читаете газету или точите карандаш. Для него вы – теплое ложе, пусть и немного егозливое, норовящее в любую секунду сменить позу, потревожить его внезапно потребовавшийся сон. А если вам надо куда-то пойти или даже просто потянуться, скажем, за телефоном, чтобы поговорить с другом, то он, несправедливо разбуженный, глянет на вас таким укоризненным взглядом, что вы поперву тушуетесь и стесняетесь своей грубости и бесцеремонности. Это потом только вы приноравливаетесь скидывать его без угрызений совести, когда понимаете, что сон котенка сном, но ведь и дела надо делать. Что из вышеозначенного присутствует в натуре девушек? Да все, кроме, думается, того, что если вы срочно точите карандаш для нее, то она повременит прыгать на вас в поисках теплоты. Вот наточите, тогда и прыгнет.

А как стремительно и безошибочно котенок определяет шуршание пакетика с любимой едой! Где бы он ни был в этот момент, при первом же звуке, символизирующем наслаждение, он летит, как конь тыгыдыньский, – и вот уже преданно и просительно, но не без доли требовательного мяуканья, заглядывает вам в глаза. Оставим шуршание как есть, заменим только пакетик с любимой едой на что-нибудь более человечное (банкноты?) – и вот она, схема поведения некоторых (повторюсь – некоторых!) девушек. Даже мяуканье можно не трогать, у котят и у девушек (опять же – некоторых!) звуковое сопровождение в таких ситуациях почти одинаково.

Но котятам свойственно вырастать, чего нельзя не сказать и о девушках. И те и другие набираются опыта и все то, что делали в отрочестве полубессознательно, начинают делать вполне намеренно и со смыслом. Теперь это уже и есть те самые грациозные Багиры, опасные тигрицы и светские львицы. Коготки у них становятся менее острыми, зато более мощными. Бездумно они уже не бросаются, а вместо этого поджидают в засаде очень даже целенаправленно. И только цель у них остается неизменной – ваша плоть и душа. Так что почаще озирайтесь и будьте настороже.

 


Слушайте

Случайный афоризм

Геннадий Аминов