Гадания на день согласия и примирения

И незачем тут удивляться, что на такой свежий по историческим меркам праздник уже становится хорошей традицией гадать. Вы думаете, как возникают традиции – сразу с пылью веков в придачу? Нет, они обрастают этой пылью. Сначала одна Клуша с одной Глашей картишки раскинут, даже поначалу не заметив, что на дворе День согласия и примирения. Потом другие клуши и глаши прознают про это дело: мол, вона чего! – те-то погадали и примирились кой с кем, а на кой-чего еще и согласились после этого. А как это так удачно у них получилось? А-а-а, так они ж гадали-то когда? – на День согласия, вот и согласны на все, вплоть до примирения. Потом третьи клушо-глаши уже целенаправленно к согласию стремятся, примирительно нагадывают себе благ в эти дни. Ну а там и до традиции рукой подать, обождать еще пару веков – и будет многовековая. Но начинается-то все сейчас, на наших с вами глазах. А раз на глазах, то давайте и посмотрим, как это происходит.

Антураж

Соглашательно-примирительные гадальщицы не стали за антуражем к гадалке ходить и изобретать что-то новое, а взяли примелькавшиеся за семьдесят с лишним лет красные флаги и флажки, ажурно и с фантазией декорировали ими гадательное пространство, растянули тут же транспаранты да и уселись под ними. Только вот на транспарантах лозунги изменили: вместо «Даешь» и «Да здравствует» написали «Доешь» и «На здоровье». Дело в том, что по представлению современных гадалок, воспитанных в жестких условиях былых социалистических застолий, любое собрание в этот день должно непременно сопровождаться поеданием и закусыванием, а тут не доедать чревато – другие доедят. Что до лозунга «Даешь», то прежнее значение его утратилось за толщей враждебных вихрей, а употребить его в современном смысле гадалки постеснялись. Хотели они было революционные песни к процессу присовокупить, но… старые забыли, а новых еще не сочинили – революция, знаете ли, уж больно вялотекуща.

Инструменты и приспособления

Стол. Специальный примирительно-соглашательский стол изготовляется из стола старой закваски с четырьмя ножками, обязательно разболтанными, – чтобы при гадании не давать воли эмоциям, чтобы не за шкирки друг друга хватать, а обеспечивать устойчивость стола, чтобы руки заняты были, словом. А то начнется вот это вот, знаете: «Чиво?! Ты кому это нагадала?! Это ты мне такое?!» – и за шкирку хвать! Какое уж тут примирение тогда.
Стулья. Не рекомендуются. Вместо них рекомендуются лавочки – длинные, тяжелые. Во-первых, такими лавочками обеспечивается преемственность революционно-босяцких картин мира, а во-вторых, чтобы стульями друг в друга не бросаться. Не Александры Македонские, чать: гадать собрались, а не стулья ломать.
Карты. Сами понимаете, гадальные, а не политического переустройства мира. Предпочтительны карты не замуслявленные до почти полной неузнаваемости лиц, не просто чтобы масть читалась и пол определялся. А то у поколения постарше может возникнуть соблазн сказать на бубнового короля: «А это вот дедушка Маркс, он к большому капиталу выпадает». Знаем мы, к чему он выпадает, этот дедушка Маркс: к добавочной стоимости и колбасе по талонам. Так что карты берите новые, чтоб уж бубны так бубны, а не «Капитал» мифический.

Настроение

Естественно, праздничное. Вы же собираетесь на все согласиться, а кое с чем кое у кого и примириться. Не со всем и не у всякого, понятное дело, а то если со всем мириться, то это уже получится не праздник, а слезы на глазах. Потому что некоторые ну такие сво… впрочем, стоп. Мы же про праздничное настроение. Так вот, поднять его можно заранее, еще до того как нагадаете себе всяческих компромиссов, поднять путем раздачи земли рабочим, заводов крестьянам… стоп, что-то опять не то. А-а-а, вспомнил – путем утреннего посещения демонстрации с возможностью бессмысленно-радостно выкрикивать «Да здравствует… ну что-нибудь там объявленное с трибуны!» при параллельном забегании в подъезды для разгорячения тонуса. После чего, по окончании обязательной программы, вы приходите в гадальное помещение, садитесь за гадальный стол, достаете стаканы, закусь… Опа, опять сбился. Да что я все сбиваюсь на какое-то излишне праздничное. Это же в прошлом уже. Да, нынче все не так, нынче вы сурово достаете гадальные карты, сурово даете посидеть на них кому-нибудь неполитизированному и начинаете сурово примиряться: с отсутствием революционных идеалов, со снижением гражданской ответственности и уровня жизни, с развалом сакраментального блока коммунистов и беспартийных, ну и так далее. Нет, что-то опять как-то не совсем празднично… Да по стакану хлопните для настроения, да и все дела! Вот пристали: как да как его создать? Державу не надо было разваливать, вот и было бы настроение. Ладно, проехали.

Непосредственно гадание

А что-то расхотелось уже гадать-то. И соглашаться, и примиряться – все расхотелось. Сами испортят весь праздник, а потом сами пристают: как да как гадать? Как хотите, так и гадайте! Все равно толку от этого никакого. Примирения никогда не будет, так только – перемирия время от времени. А согласие – вообще чушь. Если кто с кем и соглашается, то только для того, чтобы потом еще больней опровергнуть. Так что, как блистательно-эклектично сказал однажды Жириновский: «Все мерзавцы! С праздником…»
P.S. А тут оказалось, что праздник-то называется уже по-другому! Народного единения! Да какая разница, как его сейчас назовут: без красных флажков все равно никак – ни объединиться, ни согласиться, ни примириться.
…Не, ну я-то каков – и не знал, что название сменили. Тут во-первых, не уследишь за конъюнктурой, а во-вторых, я что – прошлым, что ли, живу?! Во, блин…

© Геннадий Аминов

Слушайте

Случайный афоризм

Геннадий Аминов