Наследник Аристофана

Меня некоторые друзья пинают, или как правильно говорить – пеняют? Ну тогда буду научным языком: меня некоторые друзья пеняют, что я дам принимаю в таком неприкрашенном жилище.
Если с внешней стороны посмотреть, то да, конечно: обои старые, ковер старый, да чего там – сами стены даже старые. Нет, ну постель-то, которая ложе любви, она же диван, она нормальная. Диван сам немножко старый, это безусловно, потому что как ему новым оставаться, когда мне самому уже много десятков. Но я зато всегда простынь стелю новую. Ну в смысле не ту, на которой обычно сплю, а которая специально лежит постиранная на случай прихода дамы. В этом отношении я чистоплотный.


Но это все внешнее, плюньте на него. Дамам, им ведь внутреннее надо. Думаете, глазоньки закатив от физического восторга, она станет обои рассматривать? Вряд ли. Она всеми мыслями ощущает наслаждение, а не анализ проводит состояния окружающей квартиры.
Теперь вопрос: как ее довести до блаженного созерцания внутренних утех, минуя коридор и другую неблагоприятную домашнюю обстановку? А рецепт простой. Вот открываете вы дверь, а сами в этот момент рассмейтесь широкой улыбкой. На что дама станет тогда смотреть? На полочки с ботинками или на ваше очарование? Вот-вот. То-то и оно. Все просто.

Или возьмем ту же ситуацию с ее стороны. Вот она к вам идет и волнуется: так ли бретельки прицепила, туда ли помаду нанесла, да не сильно ли кофточка топорщится, да не слабо ли губы подведены. Думает она в этот момент о вашей обстановке или отдельных ее компонентах? Нет, ей важно, чтобы ее оценили по достоинству и чтобы интимность соблюлась, а на стенах у вас пусть хоть водоросли плавают. Если вы посчитаете ее красавицей и если интимность на месте, остальное ее на первое время устроит. Мо-о-ожет быть, может быть, когда-нибудь она и воспротивится тусклым стеклам в окне, если заимеет намерение в ваше жилище переметнуться на прописание или на длительное сотрудничество. Пока же главное – уединиться с вами и разобраться со своей красотой и через нее – с физической стороной отношений.

Это еще не говоря о плюсах скудного обустройства быта. А плюсы такие: она тут же перестанет стесняться, что вы вдруг окажетесь каким-то утонченным эстетом, у которого даже статуэтки фарфоровые трижды в день протираются. Дамы таких боятся. Это ж надо соответствовать. Не в смысле самим трижды в день салфетками натираться, а в смысле фик его знает, как у аристократов принято – может, после каждой фразы о высоком искусстве следует лоб платочком обмахивать. А как увидит она, что с фарфором у вас полный порядок, ну то есть полный беспорядок, в смысле нету его, тут ей и облегчение: фу-у-у, мол, можно быть естественной, без напыщенных замашек. Так что моя сверхскромная квартирка гостьям в женском лице – большая поблажка и раскрепощение стеснительного духа. А перед сексом, сами понимаете, раскрепощенный дух – полдела. Да и дальше тоже.

Но только пол! Не пол, который сто лет назад крашен, и не пол, который разделяет женщин на мужчин и наоборот, а пол, который половина дела. Ведь одним раскрепощением духа даму не завлечешь, ей еще чего-то надо. Нет, ну завлечь-то еще, может быть, и можно, но ведь и дальше надо что-то делать, после того, как она уже завлеклась и готова рассмотреть вопрос о дележе радостей на двоих. Надо ж непосредственно радости предоставить, а не только их посулы.

Что ж, подведем некоторые итоги и двинемся дальше, к непосредственному предоставлению радостей. Итак, первую стадию вы прошли: она осмотрела вашу широкую улыбку, заметила отсутствие фарфоровых балерин, пропустила мимо ушей потертости на обоях, теперь пора, так сказать, непосредственно в постель очаровывать, нужен еще один шаг навстречу мимолетному счастью. И здесь ваше смиренное жилище приобретает немаловажный философский оттенок. Вы исподволь намекаете, что истинным ценителям прекрасного духа не важны внешние атрибуты, им важны внутренние содержания. Вы так между делом запускаете утку, что все богатые душой как правило жили бедно. Приводите какой-нибудь отдаленный, но потрясающий пример, скажем, Платона или Аристотеля, а лучше кого-нибудь не сильно раскрученного, но звучного, например Аристофана. С тонкой такой, но обязательно душевной ухмылкой говорите: «А Аристофан? Ах, этот Аристофан, как он скудо жил. А зато каких после себя женщин оставил!» Слушательница может спросить, мол, каких. А вам только того и надо. Вы в ответ: «Счастливых!» И не надо имен, даже если вам известна парочка, что вряд ли, кстати. Понятно, что в целом и общем все это полная ерунда, но поверьте, на женщин действует. Они почему-то все хотят быть именно счастливыми. Ну изредка богатыми (про молоденьких сейчас не говорим). Красивыми, понятное дело, в первую очередь. Вот на это и давите. Говорите, что все до единой женщины Аристофана были расписанными красавицами, благородницами и умницами. И хотя вы напрямую к Аристофану не имеете никакого отношения, эффект будет достигнут: ваша гостевая дама впечатлится малоизвестным Аристофаном, а мягче станет по отношению к вам. Такая вот с ними пертурбация наблюдается. Загадка, но нам только на руку.

Собственно, сразу после того, как дама прониклась вашей причастностью к Аристофану и своей умозрительной отнесенностью к прекрасным дамам Аристофана, можно брать ее за руку и вести в сторону ложа. Ну потому что всякой женщине захочется прикоснуться воочию к наследнику Аристофана и самой не ударить в грязь лицом перед Историей.

Ну и все. А чего уж вы там проявите на поле сексуальной брани – дело ваше. База подготовлена полностью, а само предоставление радостей – дело физическое, следовательно, техники. Мы ведь тут речь вели о квартирных атрибутах, а вовсе не о самом процессе. Кстати, и друзья злятся. Я им это все, конечно же, тоже раскладывал по полочкам. А только они бесятся, что у них так не получается, сбегают, мол, дамы. Так и я про то ж: скромней надо быть в быту, скромней. А то хоромов понаотделывали, думают эти милые прелестницы только на евроремонт и соблазняются. Нет уж. Дамам, им внутреннее содержание важней, душа. А квартиры ваши им вторичны - в том, что касается секса. А кому не вторичны, те пусть сбегают, они нам непривлекательны.

Ну вот такой примерно ответ тем, которые предлагают мне обои переклеить. Нет уж, мои не переклеенные обои имеют громадное внутреннее значение и содержание, они помогают обрести полноту сексуального удовлетворения от женщины. Аристофан в курсе.
© Геннадий Аминов

Слушайте

Случайный афоризм

Геннадий Аминов