Великий и могучий

Звонит как-то один знакомый и говорит:
– Ты вот там весь образованный до безудержности, наполучавший дипломов всяких, так объясни мне разницу между словами «тривиальный» и «банальный»!

Причем, свой запрос он заканчивает именно так: восклицательным знаком. То есть как прямо избиратель к своему депутату – с наездом, мол, должен ты мне откуда-то, и все тут! А еще, поскольку знаком он мне уж очень давно, я знаю, что чего бы я ни говорил, чем бы чего ни аргументировал, как бы ни рассыпался в объяснениях, ничего не поможет – еще до звонка он себе чего-нибудь решил, а звонит, только чтобы убедиться в собственной способности озадачить «образованных», как у Шукшина. Ну я и говорю: не знаю, мол, говорю. Но, наверное, разница такая же, как между словами «громадный» и «огромный». Сможешь, говорю, сам обнаруживай.

– Ты наш великий и могучий не трожь! Это же наши родные слова, с ними все в порядке! А «тривиальный» и «банальный», я так понимаю, это чужеземное, в них ничего хорошего быть не может! И какого рожна тогда мы их к себе затащили да еще пользуемся без разбору?! Если бы они еще чего отличительное означали, тогда ладно, пускай существуют! А так зачем?! Корни-то у них разнообразнейшие, тогда почему одно значение?! А?! я тебе говорю!

Как видите, все с восклицательными знаками, весело так. Ответа он от меня не ждет никакого – озадачил, и ладно. Сделав малюсенькую паузу, чтобы дать мне осознать степень его правоты, он продолжает:
– А насчет русского ты вообще не того! Ни в одном языке мира нет такого мощного языка, как в нашем языке!
Я спрашиваю, мол, а с каким ты сравниваешь? Какой, мол, знаешь настолько хорошо, что можешь сравнивать?
– А чего мне сравнивать?! Зачем мне какой-то другой знать, если все они хуже нашего?! Ты что не знаешь, какой у нас язык, что ли?! Толстого не читал, чего он говорил про это, что ли?! Да никто в мире не может так красиво, велико и могуче говорить, как мы! Тут и сравнивать нечего, салаги они! Одних только матов – все обзавидуются! А сами они даже с двумя тривиальностями банальными разобраться не могут, в одну кучу валят! Все, ладно!

И трубку повесил. Тут вам и логика, и ход мысли тут же. Не говоря уж о завидных междометиях, которые в газетах печатать не принято. И жаль, кстати, что не принято – без них наш великий и могучий половину привлекательности теряет, сухим каким-то становится, неживым, непривлекательным, газетным, что ли... Поэтому, наверно, иностранцы наших газет не читают, а вместо этого каждый свой язык любят и ценят. А вот если бы мы в газетах писали живенько так, с матами, а иноземцы это все понимать могли, то читали бы нас и в Египте и за его пределами, даже, наверное, на Берегу Слоновой Кости. Словом, умели бы все в мире материться по-русски, сердечно бы, с пониманием, относились к мату – любили бы наш великий и могучий. А так... даже вот сам себя сейчас перечитываю – ну скука, да и все! Аж материться хочется, но... нельзя.
Геннадий Аминов


Слушайте

Случайный афоризм

Геннадий Аминов