Во круг

Я обходил Землю восемь раз.

Сначала я шел вдоль, но сила, давившая с боков, мешала смотреть по сторонам, и я видел только цели, которые, приближаясь, становились все больше, вытягивались ввысь и в длину и загибались за горизонт. Стало понятно, что конца им нет.


Я резко поменял взгляды и пошел поперек. Вихри и затишья, желание и апатия, сменяя друг друга, не позволяли держать ровный шаг: то я перенапрягался, преодолевая сопротивление, то слишком расслаблялся, не встречая его. Хорошо хоть, что при каждом рывке я натыкался на людей, не то не избежать бы мне серьезных увечий.

Тогда я пошел не вдоль и не поперек, я пошел вопреки. Ах, какое это простое, но вместе с тем суетное дело! На всей Земле не нашлось ни одного места, свободного от нагромождения разного рода заблуждений, вопреки которым нельзя было бы пойти, ни одной пустоты, в которой бы пришлось самому выбирать направление. Оставалось только противодействовать и двигаться благодаря этому. Однако скоро я заметил, что движение мое приобрело хаотичный характер, что я трачу много сил попусту, ни к чему не приходя.

Я решил остановиться и остановился. Но земной шар, вращаясь, увлекал меня с собой. Тогда я приподнялся над Землей и – о, восхитительное зрелище! – дома, деревья, люди, дела проносились подо мной с огромной скоростью, рискуя в пыль истереться о ветер. Когда же я сообразил, что это не они, а я рискую истереться в пыль, то испугался и быстренько опустился на поверхность. Так, ровно через сутки я хоть и нашел себя на прежнем месте, но зато уже без ветра в голове. Скорость хороша, но обходящим Землю она не несет ничего, кроме самой себя.

Тогда я решил двигаться не от вещи к вещи, не от селения к селению, а от человека к человеку. Такое движение поначалу было болезненным, ведь к людям привязываешься, а чтобы идти, надо либо бросать их, либо брать с собой. Но толпой обходить Землю невозможно! Пришлось научиться бросать, раз уж я не умею не привязывать себя к ним или их к себе. Сколько скорби успело впитать мое сердце, прежде чем я этому научился! Это был самый трудный круг.

Потом мне сказали, что вера обведет меня. Я поверил. Мне сказали, что не надо ничего делать, ни о чем думать, только верить. Я поверил. Мне сказали, что мы уже в пути и надо всего лишь терпеть и верить. Я верил. Мне сказали, что вера дает силы. Я слабо улыбнулся, еще веря. Мне сказали, что счастье уже близко, но оно доступно только верящим. Я верил, уже не открывая глаз и поднимая руки только для того, чтобы подтвердить, что я верю. Мне сказали: «Приготовься к лучшему, мы уже подходим». «Как?! К чему подходим?» – встрепенулся я. «К Главному», – сказали мне. «Мне не надо к Главному, мне вокруг Земли!» «Глупый, – сказали мне, – зачем тебе вокруг Земли? Ведь ты поверил, что обошел ее, значит, обошел». «Как обошел?! Да я даже не споткнулся ни разу!» «Это потому, что ты верил». «Идиоты! – закричал я. – Это потому, что я никуда не шел!» «Ты не веришь, – сказали мне, – уходи». Я ушел. К счастью.

Обессилевший и растерянный, я опустил руку в огонь и, взвыв от боли, кинулся вперед. Боль и злость помогали мне сметать все преграды, рвать все связи, плевать на все слова и мчаться вперед и вперед. Это был самый быстрый круг, и от него остались только сузившиеся зрачки, высунутый язык да следы огня. Тем не менее, он был нужен, он помог сбросить дрему, он дал силы.

Отдышавшись и уже боясь оступиться, привязаться, обжечься, истереться, следующий шаг я сделал мысленно. У меня получилось! Я сосредоточился и сделал еще шаг. Опять получилось! Тогда я успокоился, сделал глубокий вдох, слушая дыхание, выдохнул и – пошел вперед. Только сейчас, на восьмом круге, я понял, что этот круг бесконечен.

Слушайте

Случайный афоризм

Геннадий Аминов