Из чего сделана журналистика

День российской прессы-то – вон он, у всех на виду, и ввиду такого дня ну никак невозможно обойтись без того, чтобы не рассказать читателю о том, что оно такое – пресса, и из чего ее нутро состоит.

Ну-с, начнем со слова «журналистика», которым нас часто обзывают. А для наглядности поставим рядом еще такое слово – «тужурка». Видите, корень-то один: французский «жур», то есть «день» (проверочная фраза «бон жур»). И смысл в этом простой, но глубинный: ежедневно делать это – в смысле тужурку носить, либо о событиях рассказывать. Иными словами, ни праздников у нас, бедняжек, ни выходных. Работаем в поте мозгов семь дней в неделю, двадцать четыре часа в сутки. Ночью, бывает, проснешься – о! вот как надо написать! Впрочем, ничего особенного в этом нет, это знакомо всем работникам умственного труда. И рассказываем мы об этом вовсе не для выпендрежа, но для расшифрования первой части слова «журналистика».

Теперь ко второй части – «налист». Здесь все просто: все, что ты насобирал и надумал, надо занести на лист. Если вдаваться в технические подробности, то выглядит это так: думаешь-думаешь, пишешь-пишешь, потом набираешь на компьютере, потом сохраняешь на дискету, потом несешь дискету секретарю, она твою писанину распечатывает и отправляет куда надо, или, как это в армии называется, – по команде: редактору, корректорам, верстальщицам. Те проделывают свои профильные манипуляции и засылают оставшееся от исходного материала в типографию. А на утро вы получаете результат совместного труда отпечатанным на листах. Вот это все вместе и называется «журналистика» – каждый день на листы. Тут у некоторых может возникнуть вопрос: «жур», мол, понятно, «налист» тоже вырисовалось, а что же в этом слове за суффикс такой – «ика»?  А это, дорогие читатели, вы и есть, потому что читаете потом нами сотворенное и икаете, кто от упоминания, кто от удовольствия, а кто и просто так – от съеденного. Так что вы тоже неотъемлемая составляющая журналистики, последняя и самая важная часть нашей команды. Иначе, для кого б мы старались.

А еще бывает, что нет-нет, да и назовут кого-нибудь из нас корреспондентом. Не со зла, конечно, а как всё у нас – другие называют, ну-ка и я назову. Что ж, давайте разберемся, что это за обзывалка. Оказывается, есть такое английское слово «respond» – отвечать, отзываться. Соответственно, респондент – это такой отзывчивый отвечальщик, которого о чем ни спроси, на все получишь ответ, а то и два – в ясную погоду. Осталось добавить сюда «ко», и получится искомое. Ну, с «ко» все просто, «ко» мы все знаем. Например, кооператор – это когда один оперирует, а второй ему помогает, или координатор – это когда один ординирует, а другой на подхвате. Или еще в русском переводе эта английская приставка «со» переводится иногда буквально: не как звучит – «ко», а как пишется – «со». Например, соавтор, содиректор, сопредседатель. Ну, в общем, ясно, это всегда помощник. Так и с корреспондентами: вы отвечаете, а мы вам помогаем, как бы со-отвечаем. Иными словами, ничего обзывательного в этой профессии не оказалось.

Поехали дальше. Давайте теперь разберем на слагаемые наших верстальщиц, ну тех девчонок, которые все тексты вставляют в рамки, приукрашивают фотографиями и собственноручно наслоенными коллажами, раскидывают красиво по странице и в таком виде предлагают вашему вниманию. У этих тружениц название профессии происходит от самого что ни на есть русского корня – «верста», которое весьма точно описывает то количество материала, которое им приходится обрабатывать. Еще в слове «верстальщица» при желании можно разглядеть припрятанную «сталь». И дело здесь не в том, что работают они в металлургической газете, а в том, что они такие же надежные и, когда надо, несгибаемые, особенно по части времени обеда.

Далее у нас на очереди корректоры. Можно подумать, глянув на абзац, где рассказано о приставке «ко», что корректоры – это такие помощники злого рычащего р-р-ректора. Ан нет. На ректоров они, и правда, похожи, но «кор» – это от английского «core» – центр, сердцевина, самая суть. Слышали, наверное, в современной музыке даже есть такое направление «hard core» – там самые яростные, самые отъявленные и жестокие металлюги. Так вот, наши металлюги – «Магнитогорско-Металльные» корректоры – по ярости и жестокости к ошибкам в русском языке ничуть музыкальным извергам не уступают, а по объему знаний, в частности правил пунктуации и орфографии, вполне сравнимы с любым ректором любого учебного заведения.

Ну, кто еще? Еще, безусловно, фотографы. Здесь придется обратиться к многоуважаемой латыни, ибо, кажется,  на ней «grapho» – «пишу». То есть и они напрямую относятся к пишущей братии, хотя их писанина основана на игре света и тени. А некоторые из мастеров выдержки и диафрагмы еще добавляют: и на игре с моделью. Потому что модели, они же респонденты, они же герои репортажей, как правило, люди вертлявые, поди-ка застигни их в нужном да еще и выгодном ракурсе. А иные, наоборот, чересчур стылые – как застынут напрочь, вообразив себя монументами, так ничем их не переубедишь. Вот и приходится ловчить, развлекать и подстерегать, чтобы остановить мгновение в нужное мгновение, простите за тавтологию.

Следующая необходимая вещь в хозяйстве – менеджеры всех типов и расцветок, от специалистов по канцтоварам, через водителей и охранников, и вплоть до дебетно-кредитных кудесников. Тут главное помнить, что, опять же по-английски, «manage» – управлять, заведовать, справляться, улаживать. А поскольку вы сейчас в руках держите газету, в которой все это написано, то, значит, наши менеджеры со всем справились, все уладили: и карандашей всем хватило, и бумагу вовремя закупили, и зарплату выдали, и отвезли-привезли кого надо куда надо. И все время они находились под прессом ответственности за каждый винтик-шпунтик, за слаженную работу всего организма, за результат. А раз под прессом, то и собирательное имя им – пресса.

Так… кто еще остался неохваченным? Елы-палы! – редактор! Причем, главный! Чуть я сам себя не лишил премии! Фу-у… вовремя вспомнил!

Итак, редактор. Эта должность вообще сложная, что видно по самому слову, этимология которого не просто неоднозначна, но и откровенно двойственна. Это гибрид русского сокращения от прилагательного «редкий» и английского существительного «actor». Что получается? А получается как раз тот редкий актер, которому положено так играть свою роль, чтобы и делать что требуется – а именно газету, – и никого не обижать в процессе делания – а именно всех перечисленных выше подчиненных, – и оставаться при этом художником, чтобы нюх на красное словцо не потерять.  Правда, отдельные злые толкователи имеют наглость подозревать, что слово «редактор» происходит от английского «duck» – «приседать» и английской же приставки «re», означающей повтор, как в слове «реорганизация», например. Но мы вам смело и ответственно заявляем, что наш редактор никого из нас многократно приседать не заставляет! А если кто и присел пару раз, то исключительно по собственной инициативе, на пользу общего дела.

Такая вот вырисовывается картина того, что называется прессой. Вот из чего и кого в общем и целом состоит та штучка, которую вы держите в руках. Вот у кого на дворе нынче праздник. Так что поздравляйте и поздравления принимайте, потому как и вы, дорогие читатели, можете смело называть себя частью прессы, ведь без вас праздника бы не было, без вас – кому она нужна, пресса-то!

© Геннадий Аминов, 2005 (кажется)

Слушайте

Случайный афоризм

Геннадий Аминов