Бегущий по волнам

Сама природа доказала то, во что не верили ученые мужи.

Сначала эмоциональная сторона вопроса. Сорок пять лет назад, будучи в возрасте Христа, Алексей Бакшинов изобрел совершенно новый принцип движения по водной поверхности и на его основе создал новый тип судна – гидролет. Спустя без малого полвека американские (!) ученые с помощью современнейшей техники разобрались в принципе бега по воде ящерицы-Иисуса и обнаружили, что она пользуется «Бакшиновским» методом. Таким образом получается, что Алексей Степанович не подглядывал, не заимствовал у природы ее тайны, как было, например, с создателями самолетного крыла, а шел параллельным курсом – то есть был равным ей!

Теперь подробности. Вот цитаты из уже многочисленных трудов, посвященных феномену «идущей по волне»: «Лишь недавно исследователи из Гарвардского университета смогли произвести скоростную съемку бегущей ящерицы и разобраться, как она это делает. Удержаться на воде и бегать по ней ящерице помогают частые удары лапками, которые, кстати, не имеют плавательных перепонок, по водной поверхности. Но вследствие быстрых ударов в воде возникают ямки со стенками, которые за промежуток времени между двумя соседними ударами ведут себя как твердые. Полный шаг василиска длится 0,068 с, а на время отталкивания приходится 0,008 с. Поочередные толчки лапами в воде создают мощные фронтальные силы и очень большие по величине поперечные силы, как бы выталкивающие ящерицу на поверхность». Вот почему, несмотря на казалось бы слишком большую для «хождения ако по суху» массу собственного тела, ящерица-Иисус не тонет.

Теперь вернемся на сорок пять лет назад, когда Алексей Бакшинов, инженер-механик, кандидат в мастера по водно-моторному спорту, ничего не зная о василисках, разработал свой гидролет. На тот момент (да и по сию, к сожалению, пору) люди использовали суда лишь трех типов: водоизмещающие, глиссирующие и суда на подводных крыльях. Из-за сопротивления воды, из-за контакта корпуса с поверхностью, из-за …. такие суда могут развивать скорость не более 200 км\ч. Расчеты Алексея Степановича показывали, что его гидролет – судно нового типа, судно, бегущее по воде (СБВ), как назвал его сам изобретатель, – может передвигаться со скоростью до 500 км\ч! Все дело в конструкции. Гидролет несется над(!) поверхностью благодаря четырем винтам-пропеллерам, под углом к корпусу уходящим в воду и лишь слегка касающимся ее. Они и создают те самые поперечные силы, которые выталкивают из воды и гидролет, и ящерицу-василиска. При этом винты попросту разрезают волны, поскольку время и площадь соприкосновения с ними ничтожны. По той же причине отсутствует вероятность переворота при ударе о волну, что дает гидролету небывалую устойчивость и надежность. По той же причине скорость не ограничена сопротивлением элементов корпуса, как у кораблей другого типа. Причем, чем скорость выше, тем меньше сопротивление и тем меньшая требуется мощность для движения. Ну не чудо ли!

Ну а теперь о человеческом факторе. Вроде бы человечество (да-да, именно все человечество) должно было ухватиться за идею Бакшинова, тем более, что он запатентовал ее, потратив на это десять лет. Но человечество не безлико, у него есть отдельные лица. Поначалу даже друзья не верили, что гидролет сдвинется с места. Но когда тридцати- и пятидесятиграммовые модели выскакивали со дна ванны и бежали по ней, скептицизм зрителей тут же испарялся. Но это дружеские лица; чтобы убедить лиц с ученой внешностью, ванны недостаточно. Расчеты их тоже не убеждали. Они говорили, что предлагаемый принцип движения абсурден, что чем больше будет масса гидролета, тем меньше у него шансов хотя бы подняться из воды. Они прислали Бакшинову толстую книгу с собственными расчетами, где с помощью тридцати шести формул доказали, что гидролета не может быть, потому что не может быть никогда. Алексей Степанович тщательно изучил их труд и нашел в нем ошибки в подстановке элементов в формулы, благо образование и опыт позволяли. Кстати, образований у нашего изобретателя два: одно металлургическое, второе, полученное уже ближе к полувековому юбилею, – инженерное. А уж опыт… Он руководил проектным отделом и возглавлял проектирование алюминиевого завода для заграницы, его решения были всегда настолько блистательными и неожиданными, что его переманивали с участка на участок, а сами решения патентовались – патентов у Бакшинова более пятидесяти. Одна из последних работ… женская обувь. Да-да, а чему удивляться, вы же помните поговорку про человека, который если уж талантлив…

Так вот, рассмотрения, решения, отказы, доказательства и контрдоказательства тянулись даже не годами, а десятилетиями. За это время Алексей Степанович на собственные средства создал пять действующих полноразмерных, если так можно выразиться, моделей. Первые две, видимо, в угоду скептикам, не пошли. Три последующие не просто пошли, а, как и было задумано, побежали. Испытания проходили на нашем заводском пруду. Приезжали корреспонденты из Москвы, о «бегущем по волнам» гидролете кто только не писал: и «Комсомольская правда», и «Изобретатель и рационализатор», и «Техника – молодежи» и еще масса всесоюзных и местных газет. Все было сфотографировано, снято на кинопленку, рассказано и обсуждено. Гидролет летел по Уралу со скоростью 70 км\ч, и это при том, что лопасти у него были деревянными, а двигатели со списанного «Як-18». А если титановые, а если?…

Но ни на какие революционные «если» люди, от которых зависела «путевка в жизнь» гидролета, не уговаривались и не убеждались. У них свои «если», осмотрительно запрещающие. Что, если они выделят государственные деньги на масштабные исследования и испытания, а гидролет не побежит? Кто вернет государству потраченное? Поэтому в огромных уважаемых университетах и исследовательских институтах продолжались безрезультатные ученые баталии сторонников и противников, письменных отчетов о которых у Алексея Степановича скопились целые горы, пока… пока мир не ошеломила новость о той самой ящерице-василиске, опровергающей законы привычной физики. И что-то сдвинулось. До некоторых лиц, вероятно, дошло, что принцип-то не так уж плох, если он действует даже в живой природе. А еще, наверное, дошло, что еще чуть-чуть, и нас опять опередят иностранцы. Да что там чуть-чуть, американцы (опять американцы, кто же еще-то?) уже «сконструировали прототип робота, способного перемещаться по поверхности воды на четырех ногах». А вдруг теперь полетят чьи-то скептические ученые головы?!

В итоге, те же самые люди, которые более сорока лет препятствовали созданию и полновесным испытаниям гидролета, недавно (по меркам этого явно затянутого дела), после того как Алексей Степанович написал президенту России, а его администрация поручением от 31.08.04 № А-26-01-284649 велела ученым разобраться, признали испытания целесообразными. Наконец-то? Обрадованный изобретатель терпеливо ждал. Ничего. Тогда он позвонил в Москву. А там удивились: да, мол, целесообразно, но на государственные деньги не рассчитывайте, ищите спонсоров и заказчиков. Алексей Степанович говорит об этом с горечью:

– Почему? Почему я должен их искать, разве это надо мне? Если бы я мог найти тринадцать с половиной миллионов – а смета у меня подсчитана точно – разве бы я стал ждать их решений? Ведь это надо государству, всем людям. Это же будет слава и гордость России, почему же…

Алексею Степановичу Бакшинову семьдесят восемь лет, и он хочет к следующему лету построить гидролет и провести-таки его полное тестирование. А куда делись те, действовавшие модели, может возникнуть вопрос. А опять человеческий фактор вмешался. Сначала одни доброхоты забрали территорию на косе заводского пруда, где в ангаре размещалась четвертая модель, и… распилили гидролет по кусочкам. Затем другие доброхоты разбили в пух и прах модель номер пять. У них, конечно же, были свои какие-то, мотивы. Наверное даже, вполне серьезные и человеческие, но от этого никому, кроме них, не легче. А могло бы стать легче всей России, ведь гидролет, бегущий по волнам со скоростью 500 км\ч (а по утверждению одного зарубежного издания, писавшего в свое время об изобретении Бакшинова, и до 1000 км\ч), может быть использован как минимум на пяти флотах, от аварийно-спасательного до таможенного. Представьте себе, какое пространство будет контролировать такой агрегат. А при его маневренности (он может разворачиваться практически на месте) и надежности – цены ему не будет! Пока же она есть: тринадцать с половиной миллионов. И есть американцы, для государства которых это не деньги. История отечественных изобретений и изобретателей повторится, и опять плачевно повторится? Или Алексей Степанович, бегущий по волнам времени, успеет увидеть российский, притом первый в мире, бегущий по волнам гидролет – свое детище?

Геннадий Аминов, 2006

Слушайте

Случайный афоризм

Геннадий Аминов