Такой хоккей нам нужен!

Сидели мы, сидели дома, скучали без шумных народных забав, дзюдо вспоминали добрым словом, и вдруг – как обухом по голове: хоккей же! – А какой хоккей? – Да как какой?! Да опять же со всей России парни съехались, да каждый с клюшкой, а то и с двумя, и не просто парни, а прямо уже хоккеисты настоящие, потому что им по 17 (шутка ли!) лет! – Да где они, такие парни-то? – Да как где?! Вон, два шага шагнул и от хоккеистов продыху не будет! – Так чего ж мы сидим?! – И точно, нечего сидеть, пошли смотреть!

Перед игрой

То, что хоккей командный вид спорта, стало видно ещё за пару кварталов до Ледового. Идёт себе по тротуарам обычная городская публика, кто на работу, кто с работы, кто просто перемещается в пространстве без видимых причин, и все как-то по одиночке, взгляд в себя, изредка парами (весна всё же). Но вот, вот – что такое? – замелькал островок из одинаковых цветастых курток: две… пять… семь… да штук двенадцать, не меньше. И как-то не то чтобы строем, но организованно, не то чтобы вместе, но единство ощущается. И взгляды не в себя, а куда-то вперёд, во что-то одно. Куда бы это им смотреть? Интересно…

По дороге Петя спрашивает: "А Ледовый – это кто? Типа домового или вагонного?" – "Да, – говорим, – Петя, типа того, только посерьёзней".
Подходим к Ледовому, а там табличка со стрелкой: "Вход на игру – на малой арене". Мы сопоставляем: действительно, соревнования-то юношеские, они же сами ещё малые, вот и арена малая, и клюшечки у них, наверное, малюсенькие. Заглянули сбоку, куда стрелка указывает, а там дверь приоткрыта, и тоже не шибко великая. Ну, думаем, чтобы детей не пугать, мы и болеть будем помаленьку: не орать как резаные "Шайбу! Шайбу!", а так потихонечку "шайбочку… шайбочку…"

Раскатка

Заходим, отмаргиваясь после солнца, только два шага вперёд сделали – упёрлись в борт. Хотели оглядеться, и вдруг – как он хряснет, этот борт-то! Да как затрещит, да нам по носам, да как нас отбросит! Что за страсти?! Вытягиваем головы из плеч, смотрим: а это с той стороны здоровенный мужичина на нас покушается! Глазищи сверкают, пот брызжет, оскал гладиаторский, и сам, видать опасный очень, потому что на него даже железную маску в клеточку надели, как на каннибала Лектера, только ещё прочнее! Значит, этот ещё опасней! Он, наверное, уже всех детишек-хоккеистов съел и теперь за нас возьмется. Батюшки, куда бежать?!

Ну, пока паника, то да сё, пока мы друг друга за руки судорожно хватали, мужичина бросил нас, куда-то понёсся. Наверное, на другую жертву отвлёкся, потому что вдали другой борт затрещал.
А когда отдышались-то, да глаза попривыкли, да огляделись хорошенько, тут до нас и дошло: да это ж и есть юношеский хоккей, а кидался на нас как раз юноша-хоккеист. Вот тебе и клюшечки малюсенькие.
Тогда мы с ходу в карьер взялись болеть и наслаждаться. И ведь есть там чему порадоваться, ох, есть! Сами-то мы местные, сторонники взрослого "Металлурга" (кроме Пети, конечно), просто по географическому признаку, поэтому, естественно, сравнивали увиденное со взрослым хоккеем. И, скажу я вам, не всё так огульно, "да ишо как не всё!"

Первый период

Не вдаваясь в технические подробности – кто с кем, когда, какой счет – просто проведем диагонали, держа в голове все игры как одну.

Вы-то уже знаете, да и  мы,  собственно, знали, что возраст парней – от 16 до 18, но если бы вы посмотрели игру непредвзято, то вряд ли поверили бы. Это – далеко не дворовая "Золотая шайба" 70-80-х, где, как ни крути, видно было, что играют пацаны: где-то нога проскользнёт, где-то толпой за одним кинуться, где-то щелкнет, а силенок не хватает – шайба обессилевшей бабочкой порхает. Здесь же всё совершенно по-взрослому, а местами и лучше.
Организация игры, подстраховка, скорости, владение коньком, средний пас – всё это вполне на уровне нашей суперлиги, за эти базовые параметры, я думаю, тренерам не было стыдно. Может, какие-то совсем уж заядлые специалисты и разглядели тонкие различия, мы – нет. (С другой стороны, на то мы и любители.) И даже над скамейкой запасных висела та же серьёзность и сосредоточенность, что и у больших дядек – ни тебе базара, ни горячих обсуждений, ни егозливости.
Теперь о некоторых, может быть и частных, но оттого не менее значимых моментах. Обращали вы внимание, какие порой мягкие, эстетичные, удобные пасы отдаёт Гомоляко? Конечно, замечали. Выделяется он этим, правда? Так вот, культурой именно такого паса владеют многие (!) юноши. Честное слово, смотреть приятно и даже хлопать хотелось, но как-то не принято у нас подобным вещам хлопать. А жаль, кстати. Чем наш хоккей хуже английского футбола? Там хлопают, надо и нам начинать. Всё, решено, больше стесняться не буду, в следующий раз зааплодирую!
Что ещё делало эту игру увлекательной? Сначала как-то не улавливалось, а потом вдруг осенило: да они же не цепляют друг друга, не виснут, не вяжут по рукам и ногам! Ну, не то чтобы совсем, но на несколько порядков реже. И от этого и скорости кажутся выше, аж дух захватывает, и действо разворачивается не в виде скучной возни, а – динамичного боевика. А нам, зрителям, чего ещё, кроме хлеба, надо? Только того и надо – зрелища!
А как они резко и по делу разворачивают захлебнувшуюся было атаку! Вот, к примеру, раскатились, вошли в зону, но что-то сорвалось, и шайба выскочила в среднюю. По всем раскладам надо отойти в глубину, а то и вовсе за свои ворота, и начинать сызнова издалека. Не тут-то было! Двое одним коньком за синюю, один – крутой вираж у красной, и по-новой вперёд! Может, это и горячность, неопытность, а по мне так лучше, задиристей. А маневренность-то какая нужна, вертлявость, дриблинг, опять же. И ведь есть, всё есть! И ещё чуть-чуть.
Ещё одну штуку заметил, которую без специальных знаний объяснить не могу: наилучшую сыгранность и взаимопонимание показывали отдельные дуэты – не тройки, не пятёрки, а именно пары. Так вдвоём могли накрутить соперника, что на трибунах горловое клокотание приобретало массовый характер, перерастая зачастую в восхищённые выдохи. В чём тут хитрость – в пацанской ли дружбе или в недостаточной рассеянности внимания – не знаю, но, мечтательно закатив глаза, думаю: а если ещё третьего наиграть, четвёртого, пятого… Почему-то в мозгу всплывают Михайлов, Петров, Харламов, Макаров, Ларионов, Крутов, Фетисов, Касатонов… Прошлое и будущее?

Первый перерыв

Пора и о зрителях упомянуть. Пока на Большую Арену не переместились, интересным образом зрители распределялись по трибуне. На Малой-то рядов всего четыре, причём только с одной стороны площадки, так что всё как на ладони. Иерархия соблюдалась строгая, хоть и непонятная: на первом ряду – подростки и бабушки; на втором – публика разношёрстная, но в основном среднего возраста с отдельными вкраплениями совсем маленьких детишек; на третьем преобладали пожилые, а то и весьма пожилые ценители хоккея; четвёртый ряд был занят серьёзными мужчинами спортивного вида с блокнотами, записными книжками, какими-то графиками и таблицами; за их спинами разместились девчонки-кричалки, время от времени смешившие публику озорными частушками вроде вот такой:

Наши парни лучше ваших,
Наши парни веселей,
Наши парни вашим парням
Надавают (?) шибздилей!

Второй период

А игра, между тем, катилась своим чередом, выказывая всё новые и новые тенденции, закономерности, а затем и недочёты. Так, например, замечено было, что молодёжь с большей охотой обыгрывается через борт. Простой, вроде, приёмчик, но действует безотказно. Ещё они часто полагаются на свой задор: прут вперёд против всякой логики и, надо же, прорываются! Как сказал во время перекура какой-то то ли тренер, то ли скаут – "чертовские отскоки, и все куда надо!"

Были и курьёзы: боролись как-то возле скамейки запасных, и тут одна из команд затеяла смену, а шайба возьми и скакни в открытую калитку – и смех и грех. В другой раз игрок зафинтился-забурился, запутался в собственной клюшке и коньках, шайбу потерял, и атака пошла в другую сторону, причем серьезная атака; так он настолько обиделся  на себя, что даже не глянул в ту сторону, понуро подъехал к скамейке и сел с краешку. Да только такой неподходящий момент выбрал, что его товарищи, увлеченные борьбой, не заметили этого демарша, и никто на замену-то не выскочил! Несколько долгих секунд так и вертелись вчетвером, пока свисток не выручил. По-моему, даже тренер ничего не заподозрил.
Была и грязь: 11 номер ЦСКА повернулся к зрителям, засунул клюшку себе между ног и пару раз чмокнул губами. Зрители сказали, что у него хорошо получается, хорошо их учат.
Все виденные нами вторые периоды можно вкратце описать так: как тренер учил. На первый план вышла школа, твёрдые навыки, максимальная дисциплина. Кроме того, отдельные игроки – как мы поняли, звёзды командного масштаба – стали тянуть одеяло на себя, заигрываться, видимо, держа в голове скаутов. В целом же, при возросшем количестве ошибок, действия были вполне осмысленными, но почему-то публика поскучнела. Не то чтобы совсем зазевала, но близко к тому. Один дедушка, который весь первый период хвалился тем, кого из хоккейного мира он знает и кто знает его, выразил общее настроение такими словами: "Это всё мы уже видели. Вон, телик включи, каждые три дня так играют". Словом, второй перерыв оказался весьма кстати.

Второй перерыв

Серьёзные мужчины из четвёртого ряда, прикрыв свои блокноты и выйдя на улицу, курили, пили кофе, кому-то звонили, обменивались впечатлениями.

– Да, все команды остались серьёзные. Я вот только "Металлург" не видел.
– А что на него смотреть? Что ты, "Металлург" не знаешь?
– Ну да, вообще-то…
– …скажи шефу: мы в финале, у нас два очка, будем скрипеть…
– …"Лада" бодается, хорошо бодается, но мимо…
– …а этот-то: трусы ниже колен, но ведь забивает…
– …"Динамо" к ЦСКА подтягивается: в прошлом году 2:7, в этом уже 3:7…
– …папа, а они играют лучше меня?
– Ну так они и постарше лет на 7-8.
– А почему я тогда забиваю больше?

Третий период

В третьих периодах всё вставало на места по одной простой причине: они устали. Те, у кого осталось больше сил, легко переигрывали тех, у кого их не осталось. Голы получались на любой вкус, от глупых, включая даже автогол, до бильярдных. Все восторги по поводу того, что юношеский хоккей лучше взрослого, улетучились сами собой. Всё-таки не такие они ещё замастеревшие. Хотя, может быть, многое зависело от очень плотного графика и физической подготовки. Они же ещё растут. Все те несуразности, потери и соскоки шайбы в безобидных ситуациях, неточные пасы, или несогласованность в действиях, при которой один активно прессингующий может обокрасть троих вяло перетасовывающихся за своими воротами, – в общем, всё, чем частенько грешат игроки суперлиги, всё это присутствовало на льду в гипертрофированном виде. Подумалось даже, что взрослые – это и есть уставшая молодёжь.

Ситуацию спасали юношеская амбициозность и максимализм, но только в тех случаях, когда команды, счёт и игра были примерно равные. Тогда они бились не столько даже на зубах, сколько на гормонах самоутверждения, и тогда рубиловка стояла до неба: сверкали коньки и глаза, летали шайбы и щепки от клюшек, скрипели борта и мышцы, звенели ядрёные словечки. Причём ребятам-то сильно роптать не разрешалось, едва они начинали недовольно бурчать вслух, как тут же раздавался окрик тренера: "Всем заткнуться! У нас есть кому орать!" И действительно, по нашим наблюдениям, во многих командах существует должность помощника тренера по матюгальной работе. Такой человек не даёт расслабляться ни игрокам, ни судьям, поддерживает общий игровой тонус: "Ну ты! Ты куда судишь, дармоед?! Ты не туда судишь! А ты, ты куда пасуешь?! Всё, ты сегодня без обеда! Кого ты там ездишь?! Ехай, где надо, а то до раздевалки не дойдёшь!" Да, в такой обстановке бесстрастным уж точно не останешься.
Несколько игр стояло особняком – те, в которых встречались лидеры, и на кону было, ни больше, ни меньше, чемпионство. В этих матчах усталость ребят была видна только во время пауз, когда они, едва волоча ноги, катились на смену. Но стоило прозвучать свистку, как начиналась бешеная шайборубка – до следующего свистка. Да что там говорить – если в рядовых встречах у нашего фотографа, висевшего с камерой у борта, беспокоили-щекотали клюшечками в среднем один-два раза, то во время этих битв он только и успевал отскакивать и уворачиваться.
Было ли давление на судей? Было. На судей давили так, что в решающем матче одному из них, похоже, сломали ногу. Во всяком случае, со льда его унесли на носилках, с наложенной шиной, и увезли на скорой.

После игры

Короче, уже без всяких там умностей и всеобъемлющих выводов смело заявляем: такой хоккей нам нужен! Этакая вышла бодрящая смесь из заокеанского высшего пилотажа, суперлиговской степенности и пацанской огневитости. Публика тоже быстро во всём разобралась: если на первых матчах бывало и по 20-30 человек, то на последние уже было не протолкнуться. Даже Петя настолько проникся, что собрался на следующих выходных смотреть продолжение. Мы говорим ему: "Всё, Петя, в этом году всё закончилось, чемпион определился". А он: "Как закончилась? А как же мы, болельщики? Нам чем заниматься?" – "А ты разве болельщик?" – "Так ишо какой!" – "Ну тогда давай за взрослый "Металлург" болей". – "Взрослый? А они так умеют, как эти?" – "Кто их знает, Петя. Ты вот поддержи их, может, и сумеют". – "И чемпионами могут?" – "Могут, Петя, могут. Да ишо как могут-то!"

Петя тогда успокоился, размяк, и мы вслед за ним успокоились и размякли. Будем ждать, что из этого всего получится. Будущее-то – вот оно, рукой подать. "Да ишо какое будущее-то!"
© Геннадий Аминов
2003

Слушайте

Случайный афоризм

Геннадий Аминов