Примирение

Я пошел по квартире себя поискать
И уперся, конечно, в зерцало.
Там с одной стороны и с другой стороны
Тот же я, только несколько в профиль.

И затеяли мы на двоих монолог
(Лучше, чем диалог в одиночку)
О высоком и низком, о схемах и снах,
Но зычнее всего – о сознаньи.

У меня за спиной, кроме комнаты, был
Целый город и пригород тоже,
У него – ничего, только пыль и сундук,
На котором разлегся котенок.

Я ему говорю:
- Ты не очень богат,
У тебя даже нет горизонтов.
Он в ответ:
- Ты неправ, это как посмотреть,
У меня за окном семь галактик.

- За каким за окном? Ты всего лишь фантом,
Так и окна твои – наважденье.
Ты их можешь открыть, даже вдаль посмотреть,
Но лишь если я сделаю так же.

- В этой фразе вторичность бесспорно видна:
Признаешь ты, что сделаешь так же,
То есть лишь повторишь то, что сделаю я.
Ну и где же тогда горизонты?

- Но за мной, приглядись, шлейф мгновений скользит,
За тобой же – лишь их отраженья.
- Ты наивен… по времени все мы скользим,
А ему безразличны мгновенья.

- Но я помню вот это, я помню и то,
Я помню, а значит, так было.
- Так было, так есть, и так будет всегда,
А нам лишь дано что-то помнить.

- Да, быть может, ты прав, но дано только мне,
Ты же видишь лишь то, что я мыслю.
- Ну не станем делиться, а то я скажу,
Что ты мыслишь то, что я вижу.

- Но ты бестелесен, хоть это признай.
- Не больше, чем ты в дне вчерашнем.
- Но я-то хотя бы там был.
- Был и я.
- Я двигал предметы!
- Какие?
- Ну, скажем, я вымыл тарелку, стакан.
- Вчерашние? Где те предметы?
- На кухне стоят. Можешь сам посмотреть.
- Вчера? Или нынче? Иль вечно?
- Да вон же они! Я их трогать могу!
- Сейчас. Но ведь мы о минувшем.
А там ни тебя, ни меня, и стакан
Разбиться иль треснуть не может.
- Он мог бы разбиться.
- Конечно. Вчера, в тот миг, что он был в настоящем,
Сегодня же нет его. Впрочем, он там,
Но так же как мы – бестелесен.

- Так есть или нет? И если вчера,
Неделю и месяцем раньше
Их не было там, то откуда сейчас
Они появились во плоти?

- Ответил ты сам: они во плоти -
Они воплотились в мгновенье.
Теперь осознал, сколь реальность зыбка,
Когда миру мера – секунда?

- Но ты говорил, что стакан там всегда –
Всегда на столе в дне вчерашнем.
- И ты там, и я, и даже твой кот,
И нам не нужны воплощенья.
Тебя будоражат идеи, мой друг,
Ты ими наполнил пространство.
- Но я не один, как же вышло тогда,
Что всем все идеи едины?
- Вопрос не ко мне. И себя не тревожь
Загадкой иного порядка.

И я ухмыльнулся. Иль это не я?
И что есть само «ухмыльнуться»?
Но кто-то же все же улыбку кривил…
У зеркала? В зеркале? Выше?

И вновь я пошел по квартире искать
Себя… или, может, собою?
А с миром постель примирила меня –
Мы все вновь слились в сне едином.
© Геннадий Аминов

Слушайте

Случайный афоризм

Геннадий Аминов